Страница 1 из 1

РУКОВОДЯЩИЕ СИМПТОМЫ

Добавлено: 06 июл 2012, 16:50
Логик
Руководящие симптомы
Статья д-ра Нитби (Edwin А. Neatby) в «Homoeopathic World» за августъ 1905 годъ
Переводь В. Я. Герда
Опубликована в журнале Врачъ-Гомеопатъ №11 1905г.

Д-ръ Карроль Дунамь (Carrol Dunham), в своихъ превосходныхъ лекцияхь по лекарствоведению (Lectures on Materia Medica) сообщает весьма ценные указания относительно способа прописывания гомеопатическихь лекарствь. Онъ, между прочим, очень ясно выставляетъ одну особенность, которую нам всем надлежит помнить, и которая имеетъ важное значение для новичка въ гомеопатии. Это тоть факгь, что главный симптомъ, определяющий название и патологию болезни, не служит главным указаниемъ для выбора надлежащего средства. Вь виду ограничений, которым подлежат испытания на здоровыхъ и даже случаи отравления, мы часто не находим вь нихь важнейшей объективной или патологической черты болезни. Назначение лекарствъ по гомеопатическому способу встретило бы большие затруднения, если бы нам приходилось отыскивать средство, способное вызывать все ограничения изменения данного болезненного случая. Дунамъ приводить следующую иллюстрацию: „если бы, напримерь, мы стали считать тартаръ-эметик, фосфор, аконит и брионию единственными средствами при пневмонии, потому что, как известно, они вывывают эту болезнь, то мы могли бы упустить изь виду многие другие лекарства, каковы ликоподиумъ, сулъфуръ, хелидониум, цепа и проч., которые, хотя бы они и не вызывали органических симптомовь пневмонии, тем не менее, как показывает опыт, обладают силою излечивать ее быстро и прочно, когда ихь общие симптомы соответствуют симптомам даннаго случая. Если же это справедливо по отношению къ болезни, которая, сь патологической точки зрения, является столь простою, то оно относится еще сь большей силой къ таким болезням, которые находятся вь зависимости оть более сложных изменений вь процессахь ассимиляции и питания.
Правда, наши познания о свойствах лекарствъ производить подобные изменения дадут нам возможность, сь течением времени, выражать ихь вь научныхь терминахь, но мы еще очень далеки оть этого. Хотя мы обладаем более полными сведениями о способности болезней вызывать эти изменения, и умеем описывать ихъ точным языком, тем не менее встречается не мало тяжкихь случаевь, где мы не вь состоянии определить вь точности патологические изменения, происходящие вь тканяхъ или питании больного. Бываетъ даже множество случаевъ, где мы не имеемъ никакого понятия о патологии, находящейся вь основании наличныхь симптомов.
Такимъ образом, существую два обширных разряда болезненныхъ случаевъ, въ которыхъ, пока еще было безполезно основывать выборъ лекарства на патологическихъ данных, а именно: во-первыхъ, органические болезни съ явными физическими признаками, но для которыхъ у насъ не имеются средства, производящие соответствующие болезнетворные действия, и, во-вторыхъ, расстройства питания, не сопровождающиеся объективными симптомами.
Спрашивается теперь чемъ должны мы руководствоваться при выбора средства, соответствующего всем разнообразным симптомам данннаго случая, предполагая, что такое средство действительно существует? Вот здесь то и являются полезными руководящиe симптомы. Есть не мало гомеопатовъ, считающих такие симптомы тривиальными, такъ какъ они не указываютъ на название болезни. С другой стороны есть врачи, которые считаютъ один какой-нибудь особенный симптом (и часто очень особенный) достаточным основанием для назначения известного лекарства. Въ гомеопатической литературе мы встречаем множество подобныхъ случаевъ.
Просматривая одну из моих записныхъ книжек я встретил два случая, которые, мне кажется, указывают на верный способъ использования руководящего симптома.
Швейцарка, около 28-ми лет отъ роду, пришла съ годъ тому назадъ посоветоваться со мною относительно кровотечения, появлявшегося неправильно, а также тошноты и слизистой рвоты. У неё был выкидыш въ ноябре 1903 года. Она менструировала въ январе 1904 г., но въ феврале регулъ не было, а въ марте было истечение „еаu гоseе"; то же повторилось и въ апреле въ продолжение восьми дней. Апреля 19-го кровотечение усилилось, и ему предшествовали понос, и судороги въ животе. Изъ двуручного исследования можно было удостовериться, что матка увеличена и тяжела, съ перегибомъ кзади, но пальцами ее легко было привести въ правильное положение. Я диагностировал раннюю беременность и угрожающий выкидыш, и направил больную к проживавшему близь неё врачу-гомеопату, который по временамъ уведомлялъ меня о ее положении. Нe смотря на то, что он давал ей секале, вибурнум и другие по видимому подходящие средства, около четвертого месяца произошел выкидыш. Въ виду частичнаго задержания последа пришлось прибегнуть къ выскабливанию, и больная, по видимому, оправилась.
Спустя несколько месяцевъ она снова явилась ко мне, жалуясь на общую слабость, обильные преждевременные месячные и доброкачественные бели. Перед менструацией она ощущала судорожную боль въ животе. Исследование влагалища не обнаружило ничего ненормальнаго. Она запыхалась отъ ходьбы, была несколько бледна, но ее особенно беспокоила боль въ пояснице, которой она страдала постоянно после выкидыша. Эта боль (какъ и вообще у женщинъ) ухудшалась отъ стояния, и облегчалась отъ нажимания. Кишечникъ действовать правильно, но ее беспокоили ветры, и она, мимоходомъ, сообщила, что она «испытывала внутри ощущение чего-то живого». Боль въ пояснице, облегчаемая надавливаниемъ, заставляла меня предполагать, что облегчит Сепия, но теперь ощущениe чего-то живого наводило мысль на крокус и тую, такъ какъ этот симптом встречается въ патогенезе обоих средств. Обратившись къ этимъ средствам, я нашел, что въ схеме туи заключаются главных черты состояния моей пациентки, и что для крокуса не было важнейшихъ показаний. Я назначил тую, и череэъ три недели она возвратилась, говоря, что отъ лекарства боль въ спине сначала была хуже, но затемъ постепенно облегчилась, и что она теперь чувствует себя совсемь здоровой, боль и ветры вполне исчезли и бели были незначительны.
Туя была дана въ пилюляхъ 30-го деления, по две пилюли утромъ, а на ночь приемъ молочного сахара. Я предписал Тую не только на основании одного симптома, такъ какъ, если бы я считал это достаточнымъ показанием, то даль бы ей крокус, но пользуясь «руководящим симптомом» этого средства, и результатом было быстрое восстановление здоровья.
Другой случай был несколько затруднительнее въ виду обилия наличныхъ руководящих симптомов. Пациентка, зажиточная дама 39 леть, пришла ко мне несколько месяцев назад посоветоваться относительно меноррагии, которой она страдала 5 лет, со времени её последних родов. В ее семье было одиннадцать человекъ и в семейной истории не было ничего особенного кроме того только, что одна из ее сестер умерла от чахотки. Месячные у нее были очень обильны, повторялись через двадцать восемь или тридцать дней и менструальная жидкость была черного цвета, сгустками и дурного запаха. За неделю до регуль она ощущала постоянный позыв на мочеиспускание, с чувством напряжения книзу, болью и полнотой въ грудях, которая облегчалась как скоро появлялись регулы, и судороги с покалываниями в левой ноге, но безь особенной боли. Вместе с темъ у неё всегда была боль в голове, над левым главом, простирающаяся в шею, и она ощущала также позыв на рвоту. Кроме месячной головной боли, у неё часто бывала боль над глазами и носом к задней части головы, облегчаемая въ спокойном состоянии и от уксуса (т. е. oт холодных примочек). Головные боли всегда ухудшались на морском берегу. Въ межрегульных nepиoдахъ были легкие бели.
Она была веселого нрава, спала всего лучше отъ 10-ти до 3-х часовъ утра. По утрамъ до еды у неё был горький вкусь во рту, кишечникъ действовать свободно два раза въ день, без лекарствъ, а после плотной еды или сильного душевного волнения у неё появлялся понос; у неё были геморроидальные шишки которые кровоточили въ особенности после месячных. Общее утомление и слабость по утрам дополняли картину её болезни.
Исследование показало, что матка была увеличена, съ неполным обратным развитием, и лежала въ переднем положении. Смыкающая мышца заднего прохода была очень туга, а самый проходъ быль усеян маленькими несколько твердыми наростами, на подобие увеличенныхъ фиброзныхъ сосочковъ или небольших фибромь, часто наблюдаемых въ связи съ тугимъ сфинктером.
Такимъ обравом въ состоянии больной было много симптомов которые, по видимому, могли бы служить «руководящими», но въ отдельности каждый из них оказался бы ненадежным и обманчивымь. Прежде чемъ упомянуть тот, который был, по результатам, настоящимъ, рассмотрим некоторые из этихъ симптомов:
Менструальная кровь черная, сгусткам и зловонная, встречается, кажется, только у секале и устиляго. Ни то ни другое средство не соответствуют остальным симптомам. Oни вызывают эффекты гораздо более местные чемъ болезнь, которой страдала пациентка, и чем то средство которое оказалось подходящим. Затемъ, грудной симптом, появлявшийся за неделю до регул, естественно указывал на кониум, гелониас, колькарею и брионию, а последнее средство имеет также и некоторые изъ головныхъ симптомов даннаго случая. Нуксъ-вомика подходить состоянию сна, а равно рта по утрам и геморроемъ, но состояние кишечника не подкрепляет его выбора. Наклонность к появлению поноса от душевнаго волнения может указывать на гельземин, колоцинт или гелониас, а поносъ после еды на мнoгие другие средства.
Симптом, который обратил на себя мое особенное внимание, был: ухудшение головных болей на морском берегу, а из расспросов я узнал, что и на некоторые из ее других симптомов морской воздух оказывал неблагоприятное влияние. Это указывало на натрум-муриатикум, но соответствовали-ли остальные симптомы? В его действии не встречается ни одного из признаков, которые указывали на другие вышеупомянутые лекарства и потому казалось, что он не мог быть подходящим средством, но зато он возбуждает более или менее все симптомы, напечатанные курсивом, и результатом его назначения было то, что больная оправилась и что нижеприведенные симптомы облегчились, хотя некоторые из них и не встречаются в его патогенезе.
В течение от трех до четырехмесячного курса лечения больная получала или один натр-мур (30 и 200 деления) или, по временам, в перемежку с молочным сахаром, как индифферентным средством. Я не упомянул об одном симптоме, на который больная жаловалась в то время, как она принимала только молочный сахар после продолжительнаго курса натрум-муриатикум 30, а именно: предметы казались больше натуральной величины; этоть симптом впоследствии исчез после дачи этого лекарства в 200-м делении.
Симптомы, которые, во время лечения исчезли и значительно облегчились, были следующие:
1. Количество месячныхъ уменьшилось приблизительно на половину.
2. Боль во время регулъ (судороги въ ноге и чувство онемения) исчезла, и постоянный позывъ на мочеиспускание прекратился.
3. Кишечникъ действовалъ разъ въ день и пища и душевные волнения не вызывали больше его нарушения.
4. Головные боли облегчились, довольно замечательно, хотя не въ такой мере, какъ другие симптомы.
5. Кровотечение изъ кишок и геморрой очень облегчились.
6. Общее истощениe и утренняя слабость значительно уменьшились.
Пациентка отпущена с тем, чтобы впоследствии заявить о своемъ состоянии.
Физическое состояние больной, как показало исследование, осталось почти безъ изменения, но этого и можно было ожидать, принимая во внимание продолжительность болезни, и есть вероятность, что некоторые изъ симптомовъ вновь возвратятся, если она не будетъ себя беречь.
Надеюсь, что эта слабая попытка побудить другихъ сообщить свой опыть съ «руководящими симптомами» и что, при отыскивании подобнодействующего средства, они будутъ по возможности пользоваться такими симптомами.