НАСТАВЛЕНИЯ ЯРА

Обмен профессиональной информацией по наиболее общим проблемам гомеопатии.
Ответить
Сообщение
Автор
Логик
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 08 ноя 2011, 10:27
Откуда: МО

НАСТАВЛЕНИЯ ЯРА

#1 Сообщение Логик » 29 июн 2012, 11:31

Наставления ЯРА
Считаем нелишним напомнить общее, коренное правило гомеопатической терапии: в npииcкaнии лекарств никогда не должно руководствоваться одним названием болезни, потому что в названии можно ошибиться, приняв одну болезнь за другую, потому что всякая, самая определенная болезнь, искони носящая общеизвестное название, в каждом отдельном пораженном ею организме проявляет особенный характер, выражающийся не столько в главных, сколько во второстепенных припадках, и зависящий oт особенных обстоятельств, в каких до этой болезни находятся страждущий организм. Разделять болезни пo категориям и давать им названия может и должна наука, которая для облегчения знания приводит свои понятия в систему. В действительности же нет двух больных, которые страдали бы совершенно одинаково, хотя бы в клинике их и следовало положить рядом, под одну надпись, вместе с сотнями других. Вследствие этого одна и та же болезнь в разнях больных может требовать совершенно различных лекарств, и наборот, одно и то же гомеопатическое лекарство может быть достаточным для излечения многих, совершенно pазличных болезней. Чтобы найти Лекарство, приличное данному случаю, необходимо тщательно сличить указанные средства с характеристическими очерками каждого и убедиться, действительно ли признаки лекарств близко похожи на признаки предлежащего болезненного случая. При этом всегда должно иметь въ виду не только главное страдание, главную болезнь какого-нибудь органа со всеми ее припадками, но и состояниe всего организма. Такъ напр., при болезни головы должно заметить не только те явления, которые относятся собственно к голове, но тщательно обследовать состояние всего организма и принять въ соображение его сложение и историю, т. е. все предшествовавшие страдания и обстоятельства. Тогда только получится полный сводъ признаковъ, полная картина болезни, и эту картину уже должно сличать с признаками лекарства.
Касательно разведения, должно заметить, что въ острых, скоротечных болезняхъ большею частью употребляют низкие разведения, oт перваго до двенадцатого, а въ хроническихъ—высокие, оть двенадцатого или пятнадцатого до тридцатого. Обыкновенная величина npиемa в жидком виде—одна капля, въ сухом—oт одной до пяти крупинок. Въ хроническихъ болезнях, касательно повторения npиемов, главное Ганеманово правило: давать второй npием, выждав окончание действия первого npиема. Если данное лекарство въ точности соответствует случаю, то действиe его может продолжаться oт несколькихъ дней до пяти, шести недель и более. Тут вся задача во внимательном наблюдении. В острых болезнях, приемы одного и того же средства могут повторяться ежедневно, по нескольку разъ в день и даже через несколько минут, смотря по быстротечности болезни и по угрожающей опастности, или же после каждого припадка, если болезнь выражается какими-нибудь скоро проходящими явлениями.

Предварительные общие замечания касательно практики
§ 1. Гомеопатию часто называют настоящим специфическим способомъ лечения; действительно, если специфическими средствами считать не только те, которые прямо и без дальнейшихъ соображений можно применять во всяком случай против известной болезни, для быстрого и полного излечения всехъ её формъ, то гомеопатии нельзя отказать в этом названии, потому что она хоть не дает ни для одной болезни безусловно и неизбежно помогающего специфического средства, зато учит находить, по определенным и неизменным правилам, истинное специфическое средство для каждаго данного случая порознь.
§ 2. Правила, посредством которых находят это средство, основаны на известном соответствии, сходстве симптомов, вызываемых избираемым лекарством, с припадками данного болезненного случая, эта соответственность должна простираться не только на общие, на так называемые патогномические и местные симптомы, касающиеся самого страждущего органа, но также и на особенные припадки, индивидуально присущие данному случаю.
§ 3. Для удачного выбора лекарства, нужно принимать въ соображение не только патогномические признаки страждущего органа и внешние болезненные причины, но также и телосложение больного, особенно если нам представляется выбор из многих лекарств, проявляющихъ свои патогенетические свойства преимущественно под влиянием известных внешних причин (ушиб, засорение желудка, разгорячение, изнурение тела, душевные волнения, простуда) или при известных условиях организма (возраст, пол, образ жизни, особенности телосложения).
§ 4. При обследовании всякого больного необходимо иметь ввиду следующие 4 пункта:
а) Страждущий орган и характер совершающегося в нем болезненного процесса с присущими последнему патогномическими симптомами.
б) Побочные патологические признаки, присущие данному случаю в особенности.
с) Внешние причины, действие которых проявилось в развитии данной болезни.
д) Телосложение и личные особенности больного, обусловленные его возрастом, полом, образом жизни, занятиями и прочим.
§ 5. Порядок, в котором рассматриваются эти четыре пункта исследования не имеет значения, необходимо только иметь их все в виду. Начиная, напр., исследование с пораженного органа и раз¬вивающегося в нем болезненного процесса (воспаление, судороги, паралич и прочее, язва языка, легкихъ, и др.), мы находим в указаниях предлежащей части очень многие и часто весьма различные средства, соответствующие данному случаю; но число их тотчас уменьшится, ecли мы исключим из него средства, не имеющие отношения к патологическим побочным, так называемым случайным признакам данного случая. Из этого уменьшенного числа, без труда выбираются средства, соответствующие внешним болезненным причинам и особенностям телосложения больного, так что наконец остается всего 2 или 3, иногда даже только одно средство, на котором окончательно должен остановится выбор.
§ 6. Очень часто однако встречаются случаи, где нельзя найти одного средства, которое соответствовало бы всем упомянутым четырем категориям; но одно соответстаует в особенности патогномическим признакам, другое—более особенным, личным характеристическим, третье—по преимуществу внешним болезнетворным причинам. В подобных случаях, соответствиe средства личному (индивидуальному) характеристическому симптому должно считать особенно важным и этому средству врач обязан отдать преимущество пред всеми прочими; затем следует cooтветствиe средства внешней болезнетворной причине, ecли ее действие ясно выражено; после этого следует средство, соответствующее общим патогномическим признакам, и наконец уже то, которое пригодно телосложению больного.
§ 7. Важность побочных, вне патогномического круга лежащим симптомов особенно значительна в острых болезнях; здесь очень часто случается, что средство, по видимому, мало соответствующее собственно патологическому случаю, излечиваетъ его как бы чудом, при надлежащем соответствии лекарства особенному, сопутствующему симптому болезни. Из двух же или многих средств, соответствующих этому побочному симптому, конечно, должно отдать предпочтение тому, которое всего лучше соответствует патологическим призкам данного случая. Но в острых болезнях еще важнее индивидуально характеристических признаков значение внешней болезнетворной причины, каковы: разгорячение, простуда, расстройство желудка ядами, трудноваримой или вредной пищей, механические влияния, печаль, досада, гнев, испуг и др. душевные потрясения. Eсли одно из подобных условий очевидно послужило производящею причиной болезни, то врач прежде всего должен выбрать средства, соответствующие этой причине и из них уже те, которые соответствуют индивидуальным особенностям даннаго случая.
§ 8. При всех длительных хронических заболеваниях, значение внешней производящей причины отходить на второй планъ, хотя ее также необходимо иметь въ виду npи выборе лекарства. Точно так же при этих хронических случаяхъ редко представляются ясно выраженные побочные симптомы въ области главнымъ образом пораженного органа, на освовании которых можно было бы найти истинное специфическое лекарство. Въ подобныхъ случаяхь, единственный и притом самый рациональный способ лечения состоит въ определении не только индивидуального телосложения больного, но в то же время, что собственно одно и то же, в подробном исследовании всей истории его болезни оть самого её начала, которое можеть быть скрывается въ самом раннем детстве, и затем уже въ приискании средства, которое лучше всего соответствовало бы всему найденному. При этом всеобщемъ исследовании болезни, телосложения, необходимо принимать в расчет всякие обстоятельства, будут ли они находиться въ видимой связи съ предстоящей нам болезнью, или нет. Такъ напр., если больной страдает хроническимъ расстройством желудка, геморроемъ или другою какою-либо хроническою болезнью, против которой было употреблено уже много превосходныхъ средствъ безуспешно, то врачъ долженъ предпринять общее исследование больного, oт головы до большого пальца ноги, и принять въ соображение всё ненормальное в исследуемых органахъ и ихъ отправленияхъ. Выпадение волос, страдания глазъ и ушей, состояние кожи, проходимость дыхательных путей и органовъ, половые отправления и пр.,—всё это необходимо соображать при выборе нового средства. Особенно важны при этом прежде перенесен¬ные болезни съ употребленными противъ нихъ лекарствами, преимущественно же такъ называемые болезненные расположения больного, напр. наклонность к насморку, потливость ногь или подкрыльцовыхъ впадинъ, привычные запоры или поносъ, темпераментъ, характеръ, душевное расположение, наклонность къ озноблениям, к поялению сыпей и другие особенности организма.
§ 9. Сказанное о хронических болезняхъ касательно всестороннего исследования патологическихъ состояний, перенесенныхъ больным в течение его жизни, вполне применимо къ повальным (эпидемическим) болезням. Какъ первымъ дает форму время, впродолжение которого они развиваются, так развитие последних обусловлено обширностью их распространения, причем каждый отдельный заболевающий очень редко, почти даже никогда не представляет всехъ явлений, свойственныхъ господствующей эпидемии, но въ одном наблюдается тот, въ другом—другой рядъ этихъ явлений. Въ подобныхъ эпидемияхъ, даже противъ отдельныхъ болезненныхъ явлений, оказываются вполне целебными только те средства, которые всего лучше соответствуют совокупности симптомовъ полной картины болезни; поэтому врачъ, въ подобныхъ случаяхъ, прежде всего должен собрать возможно полную картину болезненныхъ припадковъ путем наблюдения многихъ, тяжко или легко заболевающихъ этой эпидемией, я затем уже подбирать средство, которое всего полнее и вернее соответствовало бы найденной массе явлений. Отысканные таким образом средства, въ большинстве случаевъ, будут пригодны и для отдельныхъ признаковъ эпидемии, т. е. для такихъ заболеваний, где существующая эпидемическая болезнь выразилась неясно, не вполне.
§ 10. Нелишним считаем здесь определить несколько точнее, въ каковъ ряду явлений вообще следует искать по преимуществу признаки особенные, свойственные каждому данному случаю, для определения по нимъ истинного специфического средства лечения. Понятно само собою, что эта особенность болезненного случая определяется известным характером боли (колючая, режущая, давящая, раздирающая), или известным её местопребыванием. Но, с одной стороны, во многихъ случаях, сам больной не въ состоянии определить ни характера, ни места ощущаемой им боли, а с другой, почти все наши лекарства, за исключением немногихъ (напр. арсеник, который постоянно вызываетъ жгучую боль во внутренних частяхъ), способны вызывать разнообразные ощущения. Воть почему гораздо важнее обстоятельства и условия, при которых наступает известная боль или симптом, так, напр., ночью, утром, после обеда, при том или другом положении тела, среди каких-либо известных занятий и пр. То же должно сказать о такъ называемых сопутствующих или побочных симптомах, одновременно появляющихся в виде боли, лихорадочнаго состояния, пота, рвоты, испражнений на низ, тошноты, обморока, судорогъ и пр.. Ecли как эти, так и вышеприведенные ycловия состоят в сфере действия избранного средства и в картине предлежащего болезненного случая, то мы вправе рассчитывать на возможно высокую целебность найденного лекарства.
§ 11. Не всегда однако же въ практике встречаются случаи где въ конце концов наш выбор останавливается на одном средстве, случается нередко, даже при старательнейшем наблюдении всех симптомов остановиться на двух или трех средствах, из которых каждое соответствует только известной части важнейших показаний, но не целой картине болезни; иногда же два-три средства, по видимому, одинаково соответствуютъ болезненному состоянию, так что трудно решить, которое из нихъ лучше. В этом случае врач должен отдать предпочтение тому средству, которое оказывается наиболее пригодным к разнообразнымъ обстоятельствам даннаго случая. Оно непременно окажется полезным непосредственно, или же так видоизменит состояниe болезни, что по прекращении его действия, даже впродолжение последнего, обнаружится более точное показание к употреблению другого средства, которым уже наверно довершится излечение.
§ 12. В каждом болезненном случае, после назначения избранного средства, врач обязан выждать лекарственное действие последнего, не заменяя его новым, впродолжение известного срока, различного смотря по напряженности и остроте течения болезни. Въ очень тяжелыхъ, остропротекающяхъ болезняхъ, напр. в ясновыраженной азиатской холере и т. п. случаях, назначенное средство, если оно действительно пригодно, должно вызвать некоторое облегчение болезни уже через 1 - 2 часа и даже paнеe. Въ горячках это начало облегчения появляется, смотря по силе их, через 6 — 12 часовъ; въ немногихъ острыхъ болезняхъ, этого благотворного действия нужно ждать отъ 12 — 24 часовъ, в хроническихъ же, медленно протекающих страданияхъ, оно обнаруживается через 4, 8, 10 дней. Впродолжение этих сроков, врач обязанъ выжидать действия назначенного лекарства и тогда только переходить к назначению другого, когда в означенные периоды времени первоначальное средство не вызвало заметного улучшения болезни; если даже болезнь остается в это время без изменения, не ухудшается, то и тогда врач не должен переменять назначенное лекарство, но выжидать его действие впродолжение двойного срока. Если же болезнь, в течение упомянутого пориода или всворе по его окончанию, ожесточается, осложняясь новыми болеe или менеe опасными припадками, то вы уже невправе ждать пользы оть назначенного лекарства и должны заменить его другим, более точно приспособленным к данному случаю.
§ 13. Иногда однако же случается, что вначале даже наилучшим образом выбранное лекарство, вместo облегчения, производит видимое ожесточение болезни, вызывая новые припадки в coстоянии больного, по прекращении которых тем быстрее и очевиднее наступает облегчение. В подобныхъ случаяхъ, конечно, было бы крайне неблагоразумно приступать преждевременно к замене назначенного средства новым; поэтому здесь является въ высшей степени важным вопрос каким образом отличить это кратковременное, искуственное ухудшение от действительного ожесточения болезни? Подобное искусственное ухудшение обнаруживается обыкновенно у особ очень чувствительныхъ, или представляющих особое идиосинкразическое расположение къ назначенному лекарству, во многих же случаях оно составляет естественный результат cлишком сильного npиемa лекарства. Tем не менеe, ecли употребленное средство действительно пригодно, то эти новые припадки проходят по истечении известного, более или менеe продолжительного срока, смотря по характеру болезни; кроме того, они во многих случаях принадлежат болеe области несущественных, побочных припадков и даже при сильном своём развитии, отличаются обыкновенно изменчивостью к скоротечностью; наконец, при самом развитии их, очень часто можно уже наблюдать улучшение основного болезненного состояния. Taк идет дело, когда употребленное средство действительно пригодно. Въ противном случае, ухудшение и новые припадки наступають позже, именно по истечении срока, указанного въ предыдущем параграфе; они устойчивее и ожесточаются в своем течении, вызывая ухудшение общего состояния больного. Въ подобныхъ случаях, не теряя времени в выжидании, мы должны переменить употребленное средство.
§ 14. Как не труден кажется для начинающего выборъ надлежащего лекарства, тем не менее вопрос о величине и повторении приемов едва ли не труднее, так какъ oн еще не pешен окончательно даже первыми практиками нашей школы. Одни врачи лечать только крепкими тинктурами и первыми разведениями, назначая те и другие по капле или грану каждые 2-3 часа; другие употребляют, смотря по обстоятельствам, разнообразнейшие разведения, в виде капель, крупинокъ или водном растворе, въ единичном npиеме, или въ повторении через 1, 2, 3, 24 часa; наконец третьи идут далеко выше 30-го разведения, до 60, 100, 500, даже до 2000,8000,—причем многие точно так же достигают действительного, быстрого и прочного излечения. Здесь не место разбирать въ подробности эти различные теории и взгляды, тем болеe, что на практике, вопреки мнению многихъ, степень разжижения средства представляет очень второстепенную важность, и надлежащим образом выбранное средство можеть излечивать въ любом разведении, oт 1 до 8000, с условием повторения npиемов чаще, или реже, смотря по обстоятельствам.
§ 15. Заметим однако же, что встречаются случаи, где степень разведения лекарства необходимо иметь въ виду, как напр. при шанкрахъ, где разведения выше 3-го остаются совершенно безуспешными, тогда какъ 1, 2, 3 разведение или растирание Merc., утром и вечером по 1/2 грану, по большей части, въ десять дней излечивает язву совершенно. Но число подобных случаевъ слишком ограничено, чтобы можно было на них основать прочную теорию; Cann. при трипере, Veratr. при xoлepe, Spong. в крупе и другие в тысячах иных случаев, как я вполне убедился собственным опытом, действуют совершено одинаково как въ 30, так и в 3, 6, 9, 12 разведениях.
§ 16. Как ни старались поныне установить какое-либо различие между высокими и низкими разведениями лекарства, однако же оно отнюдь не доказано еще путем опыта, и никто не вправе утверждать, которое из этих разведений сильнее или слабее. Развитие силы и проницательности въ лекарстве вследствие частых его сотрясений — тоже далеко нерешенный вопросъ; на основании собственной опытности, я могу утверждать, что отношение многосотрясаемых лекарств к больному организму точно такое же, как и малосотрясаемых, а именно, что те и другие в одних случаях оказываются сильно проницательными, в других же их действие весьма слабо и даже едва заметно. Доказано и несомненно только тo, что поныне еще не найдено границы, за которой наши разведения перестают быть действительными и что разведения 8000 оказываются вообще столь же целебными средствами, как и 1-е или З-е, за исключением немногих случаев (см. § 15), где по преимуществу применимы низкие деления.
§ 17. Но если не найдено еще paзличия в абсолютной действительности между высокими и низкими делениями лекарства, то различия в образе действия их тем не менее должно, по-видимому, существовать несомненно. Уже д-ръ Hering неоднократно указывалъ на эти различия, состоящие преимущественно въ том, что высокие деления производят последовательно те действия или явления, которые низкими делениями вызываются первично; такъ напр., Opium въ больших приемах производит усыпление, а в малых, т. е. в высоких делениях,—бессонницу, или как Natr-mur. в низких делениях вызываетъ жажду, а въ высокихъ—отсутствие жажды. Если факт верен (oн впрочем подтверждается и моими опытами), то это свойство необходимо признать и за всеми прочими средствами, которые богаты обратными действиями. Поэтому Plumb., N.-vom., Op., в низких разведениях должны гомеопатически действовать противъ запора на низ, а въ высоких—противъ поноса. Впрочем это правило представляет до сих пор такое множество исключений (так напр., всем известное превосходное действиe Op. и Plumb., даже въ 30 разведении и в малейших npиемах, против упорныхъ запоровъ на низ), что его нельзя допустить в науку и необходимо подвергнуть дальнейшим исследованиямъ.
§ 18. Но между действием лекарств существует другое и, какъ мне кажется, более существенное различие, на которое я указал уже въ 1851 г., на гомеопатическом съезде въ Париже. Оно заключается не в большей или меньшей действительности разведений, т. е. не въ степени ихъ крепости, но въ развиии их лекарственного свойства, усиливаемом может быть путем сотрясения, такъ что, чемъ ваше деление лекарства, темъ сильнее выдается особенный, присущий последнему характеръ. Представим себе несколько концентрических кругов входящих один в другой, по радиусам которых, обозначены средства въ различных деленияхъ, напр. отъ 1 до 120. Въ первом делении, въ самом внутреннем круге, где радиусы сближены очень сильно многие так называемые подобные или заменительные средства, как напр. Merc., Bell., Lach., представляют много общих симптомов; но чем далее мы будем подвигаться от центра, темъ более различаются все эти средства въ своих действияхъ, приобретая каждое более присущую себe совокупность припадковъ, такъ что, если напр. въ известных, неясно выраженныхъ болезненныхъ формахъ выборъ может колебаться между двумя или тремя сходными между собою средствами низшего деления, то эта замена средств одного другим въ высших и самых высоких делениях уже недопустима и выборъ необходимо должен пасть на одно из этихъ средствъ.
§ 19. Качественное различие гомеопатических делений подтверждается также общеизвестным действием лекарств или ядов в грубых, массивных дозах, причем проявляется их вредное влияние. Въ этихъ приемахъ действуют равно одуряющим образом все наркотические средства,—Belladonna, Stramonium, Opium, вызывая смерть вследствие паралича или апоплексии; все проносные, производя рвоту или поносъ; все так называемые острые яды, вызывая воспаление желудка и прочее. Это действиe лекарств соответствует центру концентрических кругов, где сходятся все радиусы и гдe лекарства, собственно говоря, не представляют специфического различия действий, кроме разве того только, что в одном случае это ядовитое генерическое действие проявляется отъ npиемa одного грана, а в другом oт нескольких.
§ 20. Таким образом, наши лекарства, проявляя слабее или сильнее абсолютную силу своихъ действий, прюбретают путем разжижений и взбалтываний усиленнную проницательность и обособленность (индивидуальность) действия. Вотъ почему во всехъ случаяхъ, гдe выборъ колеблется между 2—3 сходными средствами, я всегда назначаю одно изъ нихъ, которое кажется мне лучшим, въ низком делении (3 — 15); если же болезнь выражена настолько ясно, что требует применения одного только средства, характеристический симптом которого в точности соответствует наиболее выстоящему симптому предлежащаго случая, то я смело назначаю высокое, даже высшее деление, как обладающее при данныхъ условияхъ более полным и более целебным действием. Уже от одного приемa лекарства въ этихъ случаяхъ часто обнаруживается поразительно быстрый успехъ.
§ 21. По этому касательно величины и частосты npиемов, я могу заметить следующее: 1) во всех тяжких, острых, лихорадочных, или без лихорадочных формахъ, такъ напр., въ острых воспалениях, сильных судорогахъ, при часто повторяющихся рвоте или поносе, при остром ревматизме, жестокихъ коликать и т. под., я растворяю 3—6 крупинок, по вышеупомянутым правилам выбранного деления, въ чайной чашке воды и даю больному, смотря по жестокости случая или быстроте его течения, каждый час, два, три часа (въ холере каждые полчаса, или даже четверть часа) по чайной (но не столовой) ложке этого раствора. 2) Въ не очень сильныхь страданияхь (привычный насморк, полуострый ревматизм, последствия простуды, расстройство пищеварения и т. под.), я даю каждые 24 часа больному на языкъ 2 — 3 крупинки избранного средства въ сухом виде, или по чайной ложке утром и вечером раствора этих крупинок въ чашке воды. 3) Въ чисто хронических, длительных болезняхъ, я даю обыкновенно несколько (по большей части 2, 3) npиемовъ, въ промежутке от 1 до 4 дней, по 3 крупинки въ сухомъ виде на языкъ, или же растворяю ихъ въ воде и даю ежедневно на тощакъ, впродолжение 4 — 8 дней, по чайной ложке этого раствора, и затем выжидаю действия лекарства, смотря по обстоятельствам, до 8 — 14 дней, а при явном улучшении — до 3—4—6 недель.
§ 22. Крупинки я предпочитаю каплям спиртовой настойки, так как винный спиртъ часто оказывает слишком сильное влияниe на нервы. По той же причине я никогда не подбавляю винного спирта въ водные растворы крупинок с целью сохранения лекарства, а чтобы последнее не портилось, я даю его или в сухом виде, или возобновляю растворъ ежедневно.
§ 23. Равным образовъ я всегда даю растворъ лекарствъ чайными, но не столовыми ложками; если лекарство выбрано верно то и малейший прием его долженъ подействовать благотворно, въ противном же случае усиленный npием лекарства может повредить.
§ 24. Многие практики видять большой успехъ oт попеременного употребления двух средств, одинаково подходящихъ к предлежащему случаю, напр. Merc, и Bell), въ воспалениях зева, Bry. и Rhus въ тифозных горячкахъ и пр.. Ecли второе из употребляемыхъ такимъ образом средствъ давать не прежде окончания действия первого, къ которому переходить также тогда только, как первое уже не приносит заметного облегчения, то подобное переменное употребление лекарствъ вполне рационально. Не существует другой способъ попеременного употребления двухъ лекарствъ, где врач, не выжидая надлежащим образом действия каждаго изъ этихъ средствъ, назначает ихъ одно за другим въ очень коротких промежуткахъ, напр. посуточно, или, в тяжкихъ случаях, отъ 1 до 3-хъ часовъ, а въ хроническихъ в промежутках 4—8 дней. Хотя и этот способъ в некоторыхъ случаяхъ, может принести пользу, однако же мы отнюдь не pешаемся советовать его начинающему.
§ 25. Также должно сказать и об одновременном употреблении двух средств, из которых каждое обнимает только часть симтомовъ, принадлежащих данному случаю. Всякий практикъ, для собственного поучения, конечно, может производить подобные опыты; но делать из нихъ правила, какъ желали некоторые авторитеты нашей школы, значит идти наперекор Науке, по законам которой нелепость соединения напр. Bell, и Merc. вполне очевидна, и едва ли нуждается въ доказательствах. Чистая наука предписывает, что во всех случаяхъ должно принимать только одно средство, возможно более соответствующее случаю, и действие этого средства должно быть прерваво другим не прежде того, какъ сделается ясным, что от дальнейшего действия первого нельзя уже более ожидать целебной силы. Только опытный практикъ, но отнюдь не начинающий, можеть иногда нарушать основные правила науки!
§ 26. Правило для начинающих касательно простоты, единичности выбора лекарства применимо вполне и относительно величины и повторения его приемовъ. Во избежание запутанности, начинающий во всех случаях долженъ держаться малейших приемов (1 — 2 сухие крупинки на язык, 3—6 въ воде, no чайной ложке) и средних (12 —15 — 30) делений, повторять же приемы не прежде прекращения действия первого, причем обязан постоянно помнить, что всякое излечение обусловлено не прямым действием лекарства, но только вызываемым им противодействием со стороны целебной силы природы.

Воть несколько заключительных выводов из этого закона:
1) Во всехъ сомнительныхъ случаяхъ, лучше назначать малый прием среднего разведения, чемъ сильный npием цельной настойки или самого высокого деления.
2) Во всех случаях, где не представляется ясновыраженного показания к замене употребленного средства другим, или к повторению назначенного, это обстоятельство уже само no себе служит вернейшим указанием для врача, что ему всего рациональнее оставаться въ бездействии и спокойно ожидать, пока обнаружится показание для употребления того или другого средства.
3) Когда, после применения какого-либо средства, болезнь не ожесточается, врачъ точно так же, до появления новыхъ показаний, должен ограничиться выжиданием.
4) Пока целебная сила природы, по применении какого-либо средства, благоприятно противодейтвует болезни, врачъ ничего не долженъ предпринимать, такъ какъ все, что онъ предпринял бы въ подобныхъ случаях, будеть болеe или менее препятствовать этому целебному действию природы, а следовательно, ухудшать, а не улучшать дело.
5) Всего опаснее нетерпение врача к слишком частая перемена лекарствъ. Въ хроническихъ болезняхъ, спокойный и наблюдательный врачъ успеет с двумя или тремя средствами, употребив каждое въ одном npиеме и въ значительномъ промежутке времени, несравненно более другого, готового менять средства ежечасно или посуточно.
6) Ясновыраженное и продолжительное улучшение всегда предпочтительнее неверной надежды на сомнительное ycкорениe лечения путемъ преждевременного повторения npиемa употребленного средства, или выбора нового.
7) Наконец, встречаются даже случаи, где выгоднее предоставить болезнь силамъ природы и собственному течению, чем подвергать больного действию слишком большихъ или часто повторяемых приемов неподходящего средства.
8) Вообще начинающий должен помнить первое и главное правило: чем с меньшими средствами и более редкими npиемами он достигнет своей цели, тем лучше, потому что в таком случае излечение достигается не лекарством, но силами природы.

Запись сделана по книге Г. Яра «Клинические наставления в гомеопатическом лечении болезней» 1876г.
Последний раз редактировалось Логик 01 июл 2012, 13:09, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Александр Коток
Администратор сайта
Сообщения: 17484
Зарегистрирован: 18 янв 2004, 18:39
Контактная информация:

Re: НАСТАВЛЕНИЯ ЯРА

#2 Сообщение Александр Коток » 29 июн 2012, 13:20

Хорошая книга. Давно хотел ее к нам на сайт, надо будет заняться ее переводом в читабельный вид.
Благостью лихость не изоймешь

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость