Судебные акты по прививкам

Прививочные новости, национальное законодательство, опыт борьбы за право свободного выбора в отношении прививок, создание собственных организаций в России.

Модератор: Надежда Герман

Сообщение
Автор
juva
Старожил форума
Сообщения: 4331
Зарегистрирован: 20 апр 2009, 16:53

Re: Судебные акты по прививкам

#451 Сообщение juva » 07 апр 2019, 19:55


Анна Рахманова
Заслуженный участник
Сообщения: 122
Зарегистрирован: 03 мар 2011, 15:40
Откуда: Новоуральск

Re: Судебные акты по прививкам

#452 Сообщение Анна Рахманова » 08 апр 2019, 17:22

Большое спасибо! Формулировки из этого решения суда можно показывать многим и многим чиновникам, трактующим закон как им угодно...

soloxa
Сообщения: 29
Зарегистрирован: 12 май 2016, 12:58

Re: Судебные акты по прививкам

#453 Сообщение soloxa » 08 апр 2019, 21:52

Есть ещё судьи, знающие законодательство, а не абы, да кабы! спасибо .
утащила к себе)

juva
Старожил форума
Сообщения: 4331
Зарегистрирован: 20 апр 2009, 16:53

Re: Судебные акты по прививкам

#454 Сообщение juva » 08 июн 2019, 20:39

http://base.garant.ru/72248022/
Решение Верховного Суда РФ от 18 апреля 2019 г. N АКПИ19-115 Суд отказал в удовлетворении требования об оспаривании письма Министерства здравоохранения РФ от 7 апреля 2017 г. N 15-2/10/2-2343

Решение Верховного Суда РФ от 18 апреля 2019 г. N АКПИ19-115



Именем Российской Федерации



Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М.

при секретаре Комиссаровой Н.Н.

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Илатовской Елены Юрьевны, Девицыной Ирины Викторовны об оспаривании письма Министерства здравоохранения Российской Федерации от 7 апреля 2017 г. N 15-2/10/2-2343, установил:

письмом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 7 апреля 2017 г. N 15-2/10/2-2343 (далее - Письмо) в адрес руководителей органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере здравоохранения, ректоров государственных бюджетных образовательных учреждений высшего профессионального образования для использования в работе указанных органов при подготовке нормативных правовых актов руководителями медицинских организаций, в том числе противотуберкулезных, при организации медицинской помощи, а также для использования в учебном процессе направлены клинические рекомендации "Выявление и диагностика туберкулеза у детей, поступающих и обучающихся в образовательных организациях" (далее - Клинические рекомендации), разработанные в соответствии со статьей 76 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 323-ФЗ), утвержденные Президентом Российского общества фтизиатров и согласованные с Главным внештатным детским специалистом фтизиатром Министерства здравоохранения Российской Федерации.

В абзацах четвертом - девятом пункта 2 подраздела "Этап 4. Заключительный" раздела 2 "Выявление и диагностика" Клинических рекомендаций приведены следующие положения. Пунктом 5.7 СП 3.1.2.3114-13 определено, что дети, направленные на консультацию в противотуберкулезный диспансер, родители или законные представители которых не представили в течение 1 месяца с момента постановки пробы Манту заключение фтизиатра об отсутствии заболевания туберкулезом, не допускаются в детские организации. Дети, туберкул инодиагностика которым не проводилась (отказ от иммунологических проб), допускаются в детскую образовательную организацию при наличии заключения врача фтизиатра об отсутствии заболевания (абзац четвертый). Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации (статья 15 пункт 1). Согласно пункту 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации - каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь, статья 42 - каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, пункт 3 статьи 17 - осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (абзац пятый). Частью 2 статьи 5 Федерального закона от 17 сентября 1998 г. N 157-ФЗ "Об иммунопрофилактике инфекционных болезней" установлено, что возможность отказа в приеме граждан в образовательные и оздоровительные учреждения возможна только в случае возникновения массовых инфекционных заболеваний или при угрозе возникновения эпидемий (абзац шестой). Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" в статье 28 определяет компетенцию, права, обязанности и ответственность образовательной организации. Пункт 3 - к компетенции образовательной организации в установленной сфере деятельности относятся создание необходимых условий для охраны и укрепления здоровья. Пункт 6 - образовательная организация обязана осуществлять свою деятельность в соответствии с законодательством об образовании, в том числе: создавать безопасные условия обучения, воспитания обучающихся, присмотра и ухода за обучающимися, их содержания в соответствии с установленными нормами, обеспечивающими жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации; соблюдать права и свободы обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся, работников образовательной организации. С целью обеспечения права ребенка на образование предусмотрены различные формы получения образования и формы обучения (статья 17). Предусмотрены формы обучения как в организациях, осуществляющих образовательную деятельность (в очной, очно-заочной или заочной форме), так и вне организаций, осуществляющих образовательную деятельность (в форме семейного образования и самообразования) (абзац седьмой). Таким образом, отсутствие обследования на туберкулезную инфекцию предполагает зачисление ребенка в образовательную организацию с последующим выбором форм и методов образовательного процесса, исключающих посещение необследованным ребенком здорового детского коллектива. Выбор форм и методов образовательного процесса является компетенцией образовательной организации, ответственность возлагается на руководителя образовательной организации (абзац восьмой). При отказе от иммунодиагностики (любого иного метода, позволяющего исключить заболевание туберкулезом) врач фтизиатр определяет возможность выдачи справки или медицинского заключения об отсутствии активной формы туберкулеза. Решение вопроса о допуске ребенка в образовательную организацию не входит в компетенцию врача-фтизиатра (абзац девятый).

Родители несовершеннолетних детей, обучающихся в общеобразовательном учреждении, Платовская Е.Ю. и Девицына И.В. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании Письма недействующим, ссылаясь на то, что приведенные положения Клинических рекомендаций, обладающие нормативными свойствами, которым Министерство здравоохранения Российской Федерации придало обязательный характер, противоречат пункту 2 статьи 5 Федерального закона от 17 сентября 1998 г. N 157-ФЗ "Об иммунопрофилактике инфекционных болезней" (далее - Федеральный закон N 157-ФЗ), абзацу пятнадцатому статьи 1, статье 31 Федерального от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (далее - Федеральный закон N 52-ФЗ", части 9 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 273-ФЗ), незаконно ограничивают права их несовершеннолетних детей на получение образования, наносят вред их психическому здоровью.

В обоснование своего требования административные истцы указали, что в результате применения оспариваемых положений Клинических рекомендаций их несовершеннолетние дети, туберкулинодиагностика которым не проводилась, обучаются в общеобразовательном учреждении в изоляции от других детей.

Представитель административных истцов Смирнов Р.Н. в судебном заседании административное исковое заявление поддержал и просил его удовлетворить.

В письменных возражениях на административный иск Министерство здравоохранения Российской Федерации (далее - Минздрав России), привлеченное к участию в деле в качестве административного ответчика, указало, что Письмо не имеет нормативных предписаний и адресовано руководителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере здравоохранения, руководителям медицинских организаций, в том числе противотуберкулезных, при организации медицинской помощи, а также для использования в учебном процессе; Клинические рекомендации не носят обязательный характер и используются при оказании медицинской помощи на добровольной основе. В судебном заседании представитель Минздрава России Андре А.А. просил отказать в удовлетворении заявленного требования.

Министерство юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России), привлеченное к участию в деле в качестве заинтересованного лица, в отзыве на административный иск указало, что Клинические рекомендации, а также Письмо, которым они направлены для использования в работе, носят рекомендательный характер, нормативных свойств и обязательных предписаний не имеют. В судебном заседании представитель Минюста России Симочкина Н.И. просила отказать в удовлетворении требования.

В письменном отзыве на административное исковое заявление Общероссийская общественная организация "Российское общество фтизиатров", привлеченная к участию в деле в качестве заинтересованного лица, сообщила, что Клинические рекомендации были разработаны в соответствии с поручением Минздрава России (письмо от 13 декабря 2016 г. N 15-2/4064-07) и определяют вопросы оказания медицинской помощи для обеспечения соблюдения приказа Минздрава России от 21 марта 2017 N 124н "Об утверждении порядков и сроков проведения профилактических медицинских осмотров граждан в целях выявления туберкулеза" и пункта 5.7. Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.2.3114-13 "Профилактика туберкулеза", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 22 октября 2013 г. N 60 (далее - СП 3.1.2.3114-13), а также разъясняют возможность при отказе родителей (или иных законных представителей) ребенка от внутрикожных проб (Манту, Диаскинтест) использования альтернативных методов обследования на туберкулез (диагностические тесты in vitro - T-SPOT.TB, QuantiFERON-TB Gold; обзорная рентгенограмма органов грудной клетки).

Выслушав стороны, заинтересованное лицо, проверив наличие у оспариваемого акта нормативных свойств и его соответствие действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей необходимым в удовлетворении заявленного требования отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения административного искового заявления.

Как следует из Письма, Клинические рекомендации разработаны в соответствии со статьей 76 Федерального закона N 323-ФЗ и утверждены Общероссийской общественной организацией "Российское общество фтизиатров".

На основании части 2 статьи 76 Федерального закона N 323-ФЗ в редакции, действовавшей на дату направления Письма, медицинские профессиональные некоммерческие организации разрабатывали, в том числе с учетом результатов клинической апробации, и утверждали клинические рекомендации (протоколы лечения) по вопросам оказания медицинской помощи.

В соответствии с действующей редакцией указанной нормы медицинские профессиональные некоммерческие организации разрабатывают, в том числе с учетом результатов клинической апробации, и утверждают клинические рекомендации в соответствии со статьей 37 данного федерального закона, согласно которой медицинская помощь, за исключением медицинской помощи, оказываемой в рамках клинической апробации, организуется и оказывается в том числе на основе клинических рекомендаций (пункт 3 части 1).

Пункт 3 части 1 статьи 37 Федерального закона N 323-ФЗ вступает в силу в силу с 1 января 2022 г. в силу части 2 статьи 3 Федерального закона от 25 декабря 2018 г. N 489-ФЗ "О внесении изменений в статью 40 Федерального закона "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации" и Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" по вопросам клинических рекомендаций".

Этим же федеральным законом введено понятие кинических рекомендаций. Статья 2 Федерального закона N 323-ФЗ дополнена пунктом 23, определяющим, что клинические рекомендации представляют собой документы, содержащие основанную на научных доказательствах структурированную информацию по вопросам профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, в том числе протоколы ведения (протоколы лечения) пациента, варианты медицинского вмешательства и описание последовательности действий медицинского работника с учетом течения заболевания, наличия осложнений и сопутствующих заболеваний, иных факторов, влияющих на результаты оказания медицинской помощи.

Из приведенных законоположений следует, что в настоящее время Клинические рекомендации не носят обязательный характер и используются при оказании медицинской помощи на добровольной основе.

Минздрав России, являясь в силу пункта 1 Положения о Министерстве здравоохранения Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 608, федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, обязательного медицинского страхования, обращения лекарственных средств для медицинского применения, включая вопросы организации профилактики заболеваний, в том числе инфекционных заболеваний и СПИДа, медицинской помощи, санитарно-эпидемиологического благополучия населения (за исключением разработки и утверждения государственных санитарно-эпидемиологических правил и гигиенических нормативов), организацию среднего профессионального, высшего и дополнительного профессионального медицинского и фармацевтического образования, Письмом направил Клинические рекомендации в органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере здравоохранения, медицинские организации, в том числе противотуберкулезные, для использования в работе при организации медицинской помощи, а также в учебном процессе.

Письмо не обладает нормативными свойствами, поскольку не содержит положений, разъясняющих законодательство.

Статьей 1 Федерального закона от 18 июня 2001 г. N 77-ФЗ "О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 77-ФЗ) туберкулез определен как инфекционное заболевание, вызываемое микобактериями туберкулеза. Активная форма туберкулеза - это туберкулез, признаки активности процесса которого установлены в результате проведения клинических, лабораторных, рентгенологических исследований (абзацы второй и третий статьи 1).

Лицо с подозрением на туберкулез - это лицо, у которого при оказании медицинской помощи или проведении медицинского осмотра, диспансеризации выявлены признаки возможного заболевания туберкулезом, при наличии которых требуется проведение дополнительного обследования указанного лица и (или) установление диспансерного наблюдения (абзац шестой статьи 1).

Профилактика туберкулеза - это комплекс мероприятий, направленных на предупреждение возникновения, распространения туберкулеза, а также раннее его выявление (абзац девятый статьи 1).

Пунктом 4 статьи 8 Федерального закона N 77-ФЗ предусмотрено, что в целях выявления туберкулеза периодически проводятся профилактические медицинские осмотры граждан, порядок и сроки проведения которых устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

На основании пункта 8 порядка и сроков проведения профилактических медицинских осмотров граждан в целях выявления туберкулеза, утвержденных приказом Минздрава России от 21 марта 2017 г. N 124н (далее - Порядок и сроки), профилактические осмотры представляют собой комплекс медицинских вмешательств, направленных на выявление патологических состояний, свидетельствующих о наличии туберкулеза, с применением следующих методов обследования в зависимости от возраста: а) дети в возрасте от 1 до 7 лет (включительно) - иммунодиагностика с применением аллергена бактерий с 2 туберкулиновыми единицами очищенного туберкулина в стандартном разведении; б) дети в возрасте от 8 до 14 лет (включительно) - иммунодиагностика с применением аллергена туберкулезного рекомбинантного в стандартном разведении; в) дети в возрасте от 15 до 17 лет (включительно) - иммунодиагностика с применением аллергена туберкулезного рекомбинантного в стандартном разведении или рентгенологическое флюорографическое исследование органов грудной клетки (легких).

Абзац четвертый пункта 2 подраздела "Этап 4. Заключительный" раздела 2 "Выявление и диагностика" Клинических рекомендаций воспроизводит содержание пункта 5.7 СП 3.1.2.3114-13.

Указанные санитарные правила устанавливают требования к комплексу организационных, лечебно-профилактических, санитарно противоэпидемических (профилактических), дезинфекционных мероприятий, полное и своевременное проведение которых обеспечивает раннее выявление, предупреждение распространения заболеваний туберкулезом среди населения и являются обязательными для физических и юридических лиц (пункты 1.2 и 1.3 СПЗ.1.2.3114-13).

К основным принципам охраны здоровья статьей 4 Федерального закона N 323-ФЗ отнесены в том числе соблюдение прав граждан в сфере охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий, приоритет охраны здоровья детей, приоритет профилактики в сфере охраны здоровья.

Туберкулез входит в перечень социально значимых заболеваний и перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2004 г. N 715.

На обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду направлен Федеральный закон N 52-ФЗ.

Статья 10 названного закона возлагает на граждан обязанность выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц; заботиться о здоровье, гигиеническом воспитании и об обучении своих детей; не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания.

Пунктом 1 статьи 28 Федерального закона N 52-ФЗ установлено, что в организациях отдыха и оздоровления детей, дошкольных и других образовательных организациях независимо от организационно-правовых форм должны осуществляться меры по профилактике заболеваний, сохранению и укреплению здоровья обучающихся и воспитанников, в том числе меры по организации их питания, и выполняться требования санитарного законодательства.

В силу абзаца десятого статьи 1 Федерального закона N 52-ФЗ и пункта 2 Положения о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июля 2000 г. N 554, нормативными правовыми актами, устанавливающими санитарно-эпидемиологические требования, являются государственные санитарно-эпидемиологические правила (санитарные правила, санитарные правила и нормы, санитарные нормы, гигиенические нормативы), содержащие в том числе гигиенические и противоэпидемические требования по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения, профилактики заболеваний человека, благоприятных условий его проживания, труда, быта, отдыха, обучения и питания, а также сохранению и укреплению его здоровья.

Согласно пункту 3 статьи 39 Федерального закона N 52-ФЗ соблюдение санитарных правил является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц.

Вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2015 г. N АКПИ14-1454 установлено, что правила пункта 5.7 СП 3.1.2.3114-13 не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, а также не устанавливают ограничений прав на образование в Российской Федерации, гарантированных Федеральным законом N 273-ФЗ.

Таким образом, оспариваемый абзац Клинических рекомендаций полностью соответствует требованиям законодательства Российской Федерации.

Абзац пятый пункта 2 подраздела "Этап 4. Заключительный" раздела 2 "Выявление и диагностика" Клинических рекомендаций является цитатой приведенных положений Конституции Российской Федерации, а потому не может быть рассматриваться как не соответствующий законодательным и иным нормативным правовым актам Российской Федерации.

Абзац шестой пункта 2 подраздела "Этап 4. Заключительный" раздела 2 "Выявление и диагностика" Клинических рекомендаций передает содержание пункта 2 статьи 5 Федерального закона N 157-ФЗ, предусматривающего возможность отказа в приеме граждан в образовательные организации и оздоровительные учреждения только в случае возникновения массовых инфекционных заболеваний или при угрозе возникновения эпидемий.

Исходя из абзаца седьмого пункта 2 указанного раздела Клинических рекомендаций Федеральный закон N 273-ФЗ в статье 28 определяет компетенцию, права, обязанности и ответственность образовательной организации. Часть 3 данной нормы закона к компетенции образовательной организации в установленной сфере деятельности относит создание необходимых условий для охраны и укрепления здоровья (пункт 15). Часть 6 возлагает на образовательную организацию обязанность осуществлять свою деятельность в соответствии с законодательством об образовании, в том числе: создавать безопасные условия обучения, воспитания обучающихся, присмотра и ухода за обучающимися, их содержания в соответствии с установленными нормами, обеспечивающими жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации; соблюдать права и свободы обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся, работников образовательной организации. С целью обеспечения права ребенка на образование предусмотрены различные формы получения образования и формы обучения, закрепленные в статье 17 этого закона, которой предусмотрены формы обучения как в организациях, осуществляющих образовательную деятельность (в очной, очно-заочной или заочной форме), так и вне организаций, осуществляющих образовательную деятельность (в форме семейного образования и самообразования).

Положения абзацев шестого и седьмого пункта 2 подраздела "Этап 4. Заключительный" раздела 2 "Выявление и диагностика" Клинических рекомендаций соответствуют приведенным правовым нормам Федерального закона N 157-ФЗ и Федерального закона N 273-ФЗ.

При этом следует учитывать, что иммунодиагностические тесты на туберкулезную инфекцию (проба Манту, проба с аллергеном туберкулезным рекомбинантным) профилактическими прививками не являются, в связи с чем действие Федерального закона N 157-ФЗ в соответствующей части на них не распространяется.

Частями 1 и 2 статьи 43 Конституции Российской Федерации, частью 3 статьи 5 Федерального закона N 273-ФЗ в Российской Федерации гарантируются общедоступность и бесплатность в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования, а также на конкурсной основе бесплатность высшего образования, если образование данного уровня гражданин получает впервые.

В полном соответствии с указанными положениями оспариваемым абзацем восьмым установлено, что отсутствие обследования на туберкулезную инфекцию предполагает зачисление ребенка в образовательную организацию с последующим выбором форм и методов образовательного процесса, исключающих посещение необследованным ребенком здорового детского коллектива. Выбор форм и методов образовательного процесса является компетенцией образовательной организации, ответственность возлагается на руководителя образовательной организации.

Следует отметить, что Клинические рекомендации регламентируют применение различных методов иммунодиагностики с целью выявления различных проявлений туберкулезной инфекции у детей и подростков.

Так, из раздела 1 Алгоритма ведения детей, поступающих (посещающих) в образовательные учреждения, Клинических рекомендаций следует, что при отказе родителей (законных представителей) ребенка от внутрикожных проб (проба Манту, проба с аллергеном туберкулезным рекомбинантным) возможно назначение альтернативных методов обследования с целью исключения туберкулеза у ребенка (диагностические тесты in vitro - T-SPOT.TB, QuantiFERON-TB Gold, обзорная рентгенограмма органов грудной клетки).

С учетом изложенного в абзаце девятом пункта 2 подраздела "Этап 4. Заключительный" раздела 2 "Выявление и диагностика" Клинических рекомендаций указано, что при отказе от иммунодиагностики (любого иного метода, позволяющего исключить заболевание туберкулезом) врач фтизиатр определяет возможность выдачи справки или медицинского заключения об отсутствии активной формы туберкулеза. Решение вопроса о допуске ребенка в образовательную организацию не входит в компетенцию врача-фтизиатра.

Оспариваемый абзац не содержит положений о допуске или запрете допуска детей, чьи законные представители отказались от иммунодиагностики, в образовательную организацию, а также об организации образовательного процесса указанных детей, выделяя в качестве ключевого фактора охраны здоровья при осуществлении образовательной деятельности выбор для необследованных детей форм и методов обучения, исключающих посещение ими здорового детского коллектива, что в полной мере соответствует приведенным нормам законодательства Российской Федерации, в том числе требованиям пункта 5.7 СП 3.1.2.3114-13.

Оспариваемые положения Клинических рекомендаций направлены на обеспечение реализации гарантий права на общее образование тех детей, чьи законные представители отказались от иммунодиагностики, при необходимости соблюдения права указанных детей, а также иных детей, обучающихся в образовательной организации, на охрану здоровья.

Доводы административных истцов о противоречии абзацев четвертого - девятого пункта 2 подраздела "Этап 4. Заключительный" раздела 2 "Выявление и диагностика" Клинических рекомендаций пункту 2 статьи 5 Федерального закона N 157-ФЗ, абзацу пятнадцатому статьи 1, статье 31 Федерального N 52-ФЗ, части 9 статьи 13 Федерального закона N 273-ФЗ несостоятельны и основаны на неправильном толковании норм материального права.

Поскольку Письмо не обладает нормативными свойствами, прав, свобод и законных интересов административных истцов не нарушает, в соответствии с пунктом 2 части 5 статьи 217.1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в удовлетворении заявленного требования следует отказать.

Руководствуясь статьями 175-180, 217.1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

в удовлетворении административного искового заявления Платовской Елены Юрьевны, Девицыной Ирины Викторовны об оспаривании письма Министерства здравоохранения Российской Федерации от 7 апреля 2017 г. N 15-2/10/2-2343 отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.



Судья Верховного Суда Российской Федерации


А.М. Назарова
Полный текст документа

Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/72248022/#ixzz5qHMZoLU2

Аватара пользователя
Lisiza
Старожил форума
Сообщения: 2529
Зарегистрирован: 21 июн 2014, 23:39
Откуда: тольятти-саратов

Re: Судебные акты по прививкам

#455 Сообщение Lisiza » 04 июл 2019, 09:56

Не по прививкам, но про ПТП.
ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ СУДА. ПРАВО РОДИТЕЛЕЙ И РЕБЕНКА ОТСТОЯЛИ в г. Верхняя Салда Свердловской области. Пункт 5.7, санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.2.3114-13 доброволен к исполнению.
https://vk.com/wall-154106034_3328
я достаю из широких штанин, все возмущённо кричат- Гражданин?!

juva
Старожил форума
Сообщения: 4331
Зарегистрирован: 20 апр 2009, 16:53

Re: Судебные акты по прививкам

#456 Сообщение juva » 04 июл 2019, 18:34

Решение № 7-1766/2018 от 5 декабря 2018 г. по делу № 7-1766/2018
Челябинский областной суд (Челябинская область)
- Административное
Дело № 7-1766/2018

Судья: Максимова Л.А.




РЕШЕНИЕ


город Челябинск 05 декабря 2018 года

Судья Челябинского областного суда Жуков А.А., при секретаре Лысяковой Т.С., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Челябинского областного суда дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении Фахрисламовой Ирины Валерьевны по жалобе Фахрисламовой Ирины Валерьевны на постановление Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Курчатовского района г.Челябинска № 8/25 от 24 апреля 2018 года, решение судьи Курчатовского районного суда г.Челябинска от 18 сентября 2018 года,

установил:


постановлением Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Курчатовского района г.Челябинска № 8/25 от 24 апреля 2018 года Фахрисламова И.В. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее по тексту КоАП РФ), ей назначено наказание в виде предупреждения.

Решением судьи Курчатовского районного суда г.Челябинска от 18 сентября 2018 года указанное постановление № 8/25 от 24 апреля 2018 года оставлено без изменения, а жалоба Фахрисламовой И.В. - без удовлетворения.

В жалобе в Челябинский областной суд Фахрисламова И.В. просит постановление должностного лица и решение судьи отменить, производство по делу прекратить за недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление. Ссылается на положения статьи 1.5 КоАП РФ. В обжалуемом постановлении не указано, на основании каких доказательств, исследованных при рассмотрении дела об административном правонарушении, должностное лицо пришло к выводу о виновности Фахрисламовой И.В. в совершении административного правонарушения, данные доказательства в постановлении не приведены и оценка им не дана. Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства надлежащего извещения о дате и времени рассмотрения дела Комиссией на дату 24 апреля 2018 года.

В судебном заседании прокурор Прокуратуры Челябинской области Соколова Н.Ф. решение судьи районного суда полагала законным и обоснованным.

Защитник Фахрисламовой И.В. - Сергатов А.А. в судебном заседании доводы жалобы поддержал в полном объеме.

В Челябинский областной суд Фахрисламова И.В., представитель Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Курчатовского района г.Челябинска, будучи надлежаще извещенными, не явились, причины неявки не сообщили, ходатайств об отложении судебного заседания не



2


представили, в связи с чем на основании пунктов 2, 4 части 1 статьи 30.6 КоАП РФ признаю возможным рассмотреть дело в отсутствие указанных лиц.

Выслушав лиц, участвующих в деле, проверив материалы дела и доводы жалобы, прихожу к следующим выводам.

Согласно статье 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического лица, за которое настоящим Кодексом установлена административная ответственность.

В соответствии с частью 1 статьи 5.35 КоАП РФ административным правонарушением признается неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних, что влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от ста до пятисот рублей.

Из материалов дела следует, что 29 марта 2018 года постановлением заместителя прокурора Курчатовского района г.Челябинска от 29 марта 2018 года, в результате проверки по обращению заведующего МАДОУ «Детский сад № 18 г.Челябинска», в отношении Фахрисламовой И.В. было возбуждено дело об административном правонарушении по части 1 статьи 5.35 КоАП РФ по факту того, что она, являясь матерью Фахрисламовых А. и В., *** г.р., с февраля 2018 года отказывается проводить детям туберкулинодиагностику, в том числе внутрикожную аллергическую пробу с туберкулином (« проба Манту »), либо предоставить в МАДОУ «Детский сад № 18 г.Челябинска», который посещают Фахрисламовы ***., справку от врача-фтизиатра об отсутствии заболевания; не заботится о здоровье своих детей, в нарушение требований Федерального закона от 18 июня 2001 года № 77-ФЗ «О предупреждении распространения туберкулёза в Российской Федерации» и Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.2.3114-13, не выполняет мероприятия, предусмотренные санитарно-эпидемиологическими правилами, чем нарушает права других граждан, в том числе несовершеннолетних воспитанников МАДОУ «Детский сад № 18 г.Челябинска».

Постановлением Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Курчатовского района г.Челябинска № 8/25 от 24 апреля 2018 года Фахрисламова И.В. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 5.35 КоАП РФ, ей назначено наказание в виде предупреждения.

Доводы жалобы о ненадлежащем извещении Фахрисламовой И.В. о дате, времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении, судья районного суда, верно признал несостоятельными.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что Фахрисламова И.В. была извещена о времени и месте рассмотрения дела, поскольку на заседании Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Курчатовского района г.Челябинска, состоявшемся 10 апреля 2018 года, Фахрисламова И.В. заявила ходатайство о переносе рассмотрения дела, в связи с чем рассмотрения дела было отложено на 24 апреля 2018 года на 14 часов 00 минут.



Фахрисламова И.В. была извещена о времени и месте рассмотрения дела посредством телефонограммы, о чем свидетельствует акт-справка от 23 апреля 2018 года. Указанный способ извещения согласуется с требованиями статьи 25.1 КоАП РФ.

Из детализации телефонных соединений усматривается, что с номера телефона, который находится в пользовании Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Курчатовского района г.Челябинска, производилось соединение с номером телефона, указанным Фахрисламовой И.В. при даче объяснений (в частности, 23 апреля 2018 года длительность соединения составила 70 секунд).

Принадлежность номера телефона Ф.Р.Р. (супругу Фахрисламовой И.В.) не ставит под сомнение то обстоятельство, что звонок был осуществлен и разговор состоялся, что подтверждается детализацией телефонных соединений.

Однако с выводами судьи районного суда о виновности Фахрисламовой И.В. в совершении административного правонарушения не могу согласиться в виду следующего.

В силу положений статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Исходя из положений части 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

Согласно статье 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

Согласно статье 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по делу об административном правонарушении выяснению подлежат: наличие события административного правонарушения; лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые настоящим Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность; виновность лица в совершении административного правонарушения; обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность; характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением; обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении; иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.



4


В соответствии с положениями статьи 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья устанавливает наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключением экспертов, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественных доказательств.

В соответствии с положениями статьи 26.11 КоАП РФ, судья, осуществляющий производство по делу об административном правонарушении, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

Основываясь на указанных выше нормах, в силу части 3 статьи 30.6 КоАП РФ, исследовав материалы дела и доказательства, содержащиеся в нем, сопоставив их между собой, оценив в совокупности прихожу к иным выводам, чем суд первой инстанции.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 настоящего Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

В силу части 3 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица, что также соответствует положению части 3 статьи 49 Конституции РФ.


В соответствии со статьей 41 Конституции РФ каждый гражданин имеет право на охрану здоровья. Данная норма содержит принцип добровольности, а не принудительный характер принятия мер по осуществлению действий по охране здоровья.

Отказ Фахрисламовой И.В. от проведения детям туберкулинодиагностики, в том числе внутрикожной аллергической пробы с туберкулином (« проба Манту »), либо предоставления в МАДОУ «Детский сад № 18 г.Челябинска» справки от врача-фтизиатра об отсутствии заболевания не может являться основанием для привлечения ее к административной ответственности по части 1 статьи 5.35 Кодекса Российской Федерации об



административных правонарушениях и не свидетельствует о том, что Фахрисламова И.В. не заботится о здоровье своих детей.

При таких обстоятельствах, с учетом конкретных обстоятельств дела невозможно сделать безусловный вывод о виновности Фахрисламовой И.В. в совершении вмененного административного правонарушения.

С учетом изложенного, на основании пункта 3 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановление Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Курчатовского района г.Челябинска № 8/25 от 24 апреля 2018 года о привлечении Фахрисламовой И.В. к административной ответственности по части 1 статьи 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, решение судьи Курчатовского районного суда г.Челябинска от 18 сентября 2018 года подлежат отмене за недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление и решение.

Руководствуясь статьями 30.6, 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья областного суда

РЕШИЛ:


постановление Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Курчатовского района г.Челябинска № 8/25 от 24 апреля 2018 года, решение судьи Курчатовского районного суда г.Челябинска от 18 сентября 2018 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении Фахрисламовой Ирины Валерьевны отменить.

Производство по данному делу об административном правонарушении в отношении Фахрисламовой Ирины Валерьевны прекратить на основании пункта 3 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление, решение.



Судья:

А.А. Жуков

juva
Старожил форума
Сообщения: 4331
Зарегистрирован: 20 апр 2009, 16:53

Re: Судебные акты по прививкам

#457 Сообщение juva » 04 июл 2019, 18:50

Решение № 2-134/2017 2-18/2018 2-18/2018(2-134/2017;2-3150/2016;)~М-2345/2016 2-3150/2016 М-2345/2016 от 29 октября 2018 г. по делу № 2-134/2017
Промышленный районный суд г. Смоленска (Смоленская область) - Гражданские и административные
Дело № 2-18/2018



Р Е Ш Е Н И Е


Именем Российской Федерации

29 октября 2018 года г. Смоленск

Промышленный районный суд г. Смоленска
в составе:

председательствующего Киселева А.С.,

с участием прокурора Караваевой Е.А.,

при секретаре Снытко А.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Иванушкиной Евгении Сергеевны к ОГБУЗ «Смоленский противотуберкулёзный клинический диспансер», Департаменту Смоленской области по здравоохранению и ОГБУЗ «Станция скорой медицинской помощи» о взыскании денежной компенсации морального вреда

у с т а н о в и л:


Иванушкина Е.С. в порядке уточнения обратилась в суд с вышеназванным иском к ОГБУЗ «Смоленский противотуберкулёзный клинический диспансер» (далее также – ОГБУЗ «СПКД»), в обоснование которого указала, что 11.12.2015 по направлению врача ОГБУЗ «Детская клиническая больница» из детского сада (СОГБУЗ «Прогимназия «Полянка») она вместе с дочерью И., 02.12.2009 г.р., прибыли в детское отделение ОГБУЗ «Смоленский противотуберкулёзный клинический диспансер» для уточнения диагноза. В этот же день, в 10 час. 12 мин. в кабинете № 9 данного лечебного учреждения дочери медицинской сестрой Дёминой Л.А. была сделана прививка путем введения препарата «Диаскинтест», после чего дочь потеряла сознание, у неё прекратилось самостоятельное дыхание и сердечная деятельность. Прибывшая бригада скорой медицинской помощи констатировала смерть И... При этом, до введения препарата, врачи были поставлены истицей в известность о наличии у ребёнка установленного диагноза <данные изъяты>, а также о нахождении И. в период с 30.11.2015 по 04.12.2015 на амбулаторном лечении с диагнозом «ОРВИ». Несмотря на это, перед введением препарата дочь истицы не была обследована врачом-фтизиатром диспансера Шикуть В.М. на предмет противопоказаний к применению препарата «Диаскинтест», а именно врачом не собран анамнез о предшествующем заболевании «ОРВИ», не измерена температура тела, не подсчитаны число дыхательных движений, частота сердечных сокращений, не осмотрен зев ребёнка. Истица также не была проинформирована о возможных рисках и осложнениях после применения указанного препарата. При таких обстоятельствах Иванушкина Е.С. считает, что при оказании медицинской помощи её дочери был допущен дефект, как оказания медицинской помощи, так и дефект процесса её оказания, что привело к смерти ребенка. Указывает, что в нарушение принципа информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство или клиническое исследование, закреплённого в Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан, она, как законный представитель несовершеннолетней И., не была проинформирована о возможности возникновения осложнений. Таким образом, полагает, что смерть её дочери неразрывно связана с бездействием сотрудников ОГБУЗ «СПКД», в частности врача-фтизиатра, в связи с ненадлежащим осмотром, в отсутствии информированности о возможных последствиях, что свидетельствует о неправомерном характере поведения данного сотрудника медицинского учреждения. В связи с чем истица просит суд взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 1 500 000 руб. (т. 2 л.д. 83-85, 107-110).

Судом к участию в деле привлечены: в качестве соответчиков – Департамент Смоленской области по здравоохранению и ОГБУЗ «Станция скорой медицинской помощи» (далее также – ОГБУЗ «ССМП») (т. 2 л.д. 15-16); в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, – ОГБУЗ «Детская клиническая больница» (т. 1 л.д. 245), СОГБУЗ «Прогимназия «Полянка» (т. 2 л.д. 2), а также медицинская сестра ОГБУЗ «СПКД» Демина Л.А. (т. 1 л.д. 44) и врач-фтизиатр ОГБУЗ «СПКД» Шикуть В.М. (т. 2 л.д. 132-133).

Иванушкина Е.С. в суд не явилась; представитель последней Майкова М.В., сославшись на просьбу истицы о рассмотрении дела в её отсутствие, в судебном заседании исковые требования поддержала. В целом, полагала, что смерть ребёнка обусловлена бездействием должностных лиц ОГБУЗ «СПКД».

Представитель ОГБУЗ «Смоленский противотуберкулёзный клинический диспансер» Грибачёв А.М. в судебном заседании иск не признал в связи с отсутствием причинно-следственной связи между смертью И. и действиями сотрудников ОГБУЗ «СПКД». Также отметил, что смерть ребёнка обусловлена наличием двух заболеваний – <данные изъяты>, которые, дополнив друг друга, привели к столь негативным последствиям. Наступление смерти после введения ребёнку соответствующего препарата («Диаскинтест») – это неблагоприятное стечение обстоятельств; с имевшимся у И. заболеванием она могла умереть в любой момент. О возможных рисках и осложнениях сердечной деятельности дочери истица не информировалась, поскольку никаких последствий после введения препарата «Диаскинтеста» быть не могло. Соответствующими проверками, проведенными правоохранительными органами и Департаментом Смоленской области по здравоохранению, никаких нарушений в действиях врачей ОГБУЗ «СПКД» выявлено не было.

Представители ОГБУЗ «Станция скорой медицинской помощи» Портненкова О.В. и Павлов А.В. в судебном заседании исковые требования также не признали, указав на отсутствие причинно-следственной связи между действиями сотрудников ОГБУЗ «ССМП» и смертью ребёнка.

Извешавшиеся третьи лица Демина Л.А. и Шикуть В.М. в судебное заседание не явились. Ранее в судебных заседаниях 29.08.2018 и 05.09.2018 Демина Л.А. возражала против удовлетворения исковых требований, а Шикуть В.М. разрешение спора оставила на усмотрение суда.

Так, по существу заявленных требований Демина Л.А. поясняла, что около 30 лет работает медсестрой в ОГБУЗ «СПКД». 11 декабря 2015 года только вводила препарат «Диаскинтест» И. анализов не брала. После введения инъекции в левую руку девочки, у последней выпала игрушка, она опустила голову и посинела, после чего незамедлительно была вызвана скорая помощь. Смерть ребёнка наступила мгновенно. Произошедшее, по сути, является неблагоприятным стечением обстоятельств. Также указала, что противопоказаний по введению упомянутого препарата ребенку не имелось.

В свою очередь, Шикуть В.М. указала, что с 1995 года работает врачом-фтизиатром в ОГБУЗ «СПКД». 11 декабря 2015 года на приёме осматривала И.., 2009 года рождения. Просмотрев направление, собрала анамнез (посмотрела пробы « Манту », расспросила у матери ребёнка о наличии у последней контакта с туберкулезными больными, какие заболевания были у ребёнка в течение жизни и последнего месяца, осмотрела ребёнка, увидев рубец после операции на сердце, послушала сердце и лёгкие, посмотрела лимфоузлы), после чего поставила предварительный диагноз <данные изъяты> и назначила «Диаскинтест». Результаты данного осмотра отобразила в медицинской документации; никаких признаков возможного «отека лёгких» у ребёнка не было. После чего И. с матерью прошли в процедурный кабинет. Через некоторое время ребёнку стало плохо, побежав в процедурный кабинет, она (Шикуть В.М.) увидела, что девочка лежит на кушетке, бледная, пульс не прощупывался, после чего стали проводиться реанимационные мероприятия вплоть до приезда бригады скорой медицинской помощи, которая констатировала смерть ребёнка. Также пояснила, что назначение препарата «Диаскинтест» отмечается в соответствующем журнале, находящемся в процедурном кабинете; в медицинской карте данное назначение не отображается.

Представитель Департамента Смоленской области по здравоохранению, извещенный надлежаще, в суд не явился, ранее просил рассмотреть дело в своё отсутствие (т. 2 л. д. 166).

Извещавшиеся представители ОГБУЗ «Детская клиническая больница» и СОГБУЗ «Прогимназия «Полянка» в суд также не явились. В адресованном суду ходатайстве представитель СОГБУЗ «Прогимназия «Полянка» просил рассмотреть дело в своё отсутствие (т. 2 л.д. 82).

В силу ч.ч. 3-5 ст. 167 ГПК РФ суд определил рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Заслушав участников процесса, заключение прокурора Караваевой Е.А., полагавшей необходимым в удовлетворении заявленных требований отказать, исследовав письменные материалы дела, в том числе материалы уголовного дела № по факту причинения смерти по неосторожности И. (далее – уголовное дело №) и медицинскую документацию в отношении И.., суд приходит к следующему.

Статьей 151 ГК РФ предусмотрено, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

По делу видно, что у малолетней дочери истицы – И., 10.12.2009 г.р. (т. 1 л.д. 5), при рождении был диагностирован <данные изъяты> в связи с чем 23.11.2010 последней проведена хирургическая операция на сердце (т. 1 л.д. 6-8).

В период с 30.11.2015 по 04.12.2015 Иванушкина А.В. проходила амбулаторное лечение, назначенное врачом-педиатром ОГБУЗ «Детская клиническая больница», в связи с установлением диагноза: «ОРВИ, <данные изъяты> (т. 1 л.д. 9).

Впоследствии, И. медицинским работником из СОГБУЗ «Прогимназия «Полянка» была направлена в ОГБУЗ «Смоленский противотуберкулезный клинический диспансер» для осуществления пробы на туберкулез (т. 1 л.д. 201-204).

11 декабря 2015 года в ходе постановки пробы препаратом «Диаскинтест» в детском отделении ОГБУЗ «Смоленский областной клинический противотуберкулезный диспансер» И. скончалась (т. 1 л.д. 10).

По данному факту 14.12.2015 следственным отделом по г. Смоленску СУ СК России по Смоленской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности).

В рамках обозначенного уголовного дела проводились судебно-медицинская, комиссионная судебно-медицинская и судебно-химическая экспертизы, а также судебно-химическое исследование препарата «Диаскинтест», заключениями которых причинно-следственная связь между качеством оказания медицинской помощи и наступлением смерти И. не установлена.


Поскольку в ходе предварительного следствия достаточных данных, указывающих на нарушение профессиональных стандартов и правил оказания медицинской помощи и лечения И. получено не было, причиной смерти последней явилось наличие хронического заболевания, а не действия или бездействия медицинского персонала, оказывавшего ребёнку медицинскую помощь, названное уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления, о чём 14.11.2016 следователем по ОВД СО по г. Смоленску СУ СК России по Смоленской области вынесено соответствующее постановление, которое на день принятия судом настоящего решения никем в установленном законом порядке не оспорено (уголовное дело № – т. 2 л.д. 215-222).

Приведённые обстоятельства имеют документальное подтверждение и спорными по делу не являлись.

В обоснование заявленных требований истица ссылается на ненадлежащее исполнение медицинскими работниками, в частности, врачом-фтизиатром ОГБУЗ «СПКД» своих должностных обязанностей при оказании медицинских услуг её дочери И. (ненадлежащий осмотр и обследование перед проведением теста на туберкулёз, не информирование о возможных рисках и осложнениях по результатам использования препарата «Диаскинтест»), что привело к внезапной потере сознания, остановке дыхания и сердечной деятельности, вызвало мгновенную смерть последней, в результате чего ей (истице) причинены физические и нравственные страдания.

Разрешая заявленные требования, суд отмечает, что согласно ч. 1 ст. 37 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 323-ФЗ) медицинская помощь организуется и оказывается в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, обязательными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями, а также на основе стандартов медицинской помощи, за исключением медицинской помощи, оказываемой в рамках клинической апробации.

Из ч. 2 ст. 98 названного выше закона следует, что медицинские организации, медицинские работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации не только за причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи, но и за нарушение прав в сфере охраны здоровья.

При этом к основным принципам охраны здоровья относится доступность и качество медицинской помощи (п. 6 ст. 4 Федерального закона № 323-ФЗ).

Под качеством медицинской помощи понимается совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата (п. 21 ст. 2 Федерального закона № 323-ФЗ).


Лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, предоставляет информацию о состоянии его здоровья (ст. 70 Федерального закона № 323-ФЗ).

В силу ст. 73 Федерального закона № 323-ФЗ медицинские работники обязаны оказывать медицинскую помощь в соответствии со своей квалификацией, должностными инструкциями, служебными и должностными обязанностями.

Из п. 2 ст. 64 Федерального закона № 323-ФЗ следует, что критерии оценки качества медицинской помощи формируются по группам заболеваний или состояний на основе соответствующих порядков оказания медицинской помощи, стандартов медицинской помощи и клинических рекомендаций (протоколов лечения) по вопросам оказания медицинской помощи, разрабатываемых и утверждаемых в соответствии с ч. 2 ст. 76 Федерального закона № 323-ФЗ, и утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Кроме того, объем и качество медицинской помощи определены п. 21 ст. 2 Федерального закона № 323-ФЗ, где выделены следующие критерии соответствия: своевременность оказания медицинской помощи; правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи и степень достижения запланированного результата.

Из анализа данных правовых норм следует, что невыполнение показанной медицинской услуги, включённой в стандарт, утверждённый нормативным актом федерального органа исполнительной власти, является ненадлежащим качеством медицинской помощи, по признакам несвоевременности оказания медицинской помощи и неправильности выбора методов диагностики и лечения.

Как отмечалось выше, в обоснование иска требующая сторона ссылается на ненадлежащее исполнение медицинскими работниками, в частности, врачом-фтизиатром ОГБУЗ «СПКД» своих обязанностей при оказании медицинских услуг (медицинской помощи) И., что обусловило смерть ребёнка и соответственно причинило истице нравственные страдания (моральный вред), которые подлежат денежной компенсации.

Однако суд не может согласиться с обоснованностью подобных суждений требующей стороны.


По общему правилу (ч. 1 ст. 12 ГПК РФ) правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ). Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела; эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом буквальное толкование правового содержания ст. 150 ГПК РФ позволяет констатировать то, что непредставление сторонами доказательств и возражений, за исключением уже адресованных суду, не препятствует рассмотрению дела по имеющимся в нём доказательствам.

Так, из заключений судебно-медицинских экспертиз, в том числе комиссионной, подготовленных в рамках упомянутого выше уголовного дела экспертами ОГБУЗ «Смоленское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» (заключения от 22.01.2016 № и от 25.04.2016 №), являющихся в контексте положений ч. 1 ст. 55 ГПК РФ доказательствами по настоящему делу, усматривается, что в ОГБУЗ «СПКД» обследование ребёнка проведено надлежащим образом, нарушений в организации медицинской помощи не выявлено. Направление И. в противотуберкулёзный диспансер в данной ситуации являлось обоснованным. Противопоказаний для проведения проб с препаратом «Диаскинтест» с учётом перенесенного «ОРВИ» у ребёнка не было. Нарушений в применении препарата «Диаскинтест» также не установлено. Результаты биохимического исследования крови от трупа И.. не подтвердили развитие острой аллергической реакции на введение препарата «Диаскинтест». Данных, свидетельствующих о повышенной чувствительности к препарату «Диаскинтест», по результатам судебно-медицинского исследования не получено. В данном случае прямой причинно-следственной связи между действиями (бездействием) медработников и наступлением смерти не обнаружено. Реанимационные мероприятия проводились надлежащим образом (т. 1 л.д. 57-69, 70-78; уголовное дело № 45154 – т. 2 л.д. 53-61, 73-85). В тоже время соответствующие судебно-медицинские эксперты констатировали, что у И.. при рождении заподозрен <данные изъяты> в 1 год (23.11.2010) ей проведена операция <данные изъяты>. Ребёнок с оперированным (травмированным) сердцем, даже при отличном исходе операции, не может быть приравнен к здоровому ребёнку. С учетом характера операции, у данного ребёнка имела место большая вероятность развития в позднем послеоперационном периоде желудочковой аритмии значимой для серьёзных гемодинамических нарушений и с возможностью развития внезапной смерти. Угрожаемое нарушение ритма могло развиться впервые в связи со сложившимися обстоятельствами – последствия операции, перенесенное «ОРВИ», а также имевшая место психоэмоциональная нагрузка на инъекцию. У детей, оперированных по поводу <данные изъяты>, имеется риск поздней внезапной смерти. Одной из причин высокого риска внезапной смерти являются аритмии. Предотвратить внезапное наступление смерти у таких больных не всегда возможно. В целом, эксперты пришли к выводу о том, что смерть И.., скорее всего, наступила в результате жизнеугрожаемого нарушения ритма, развившегося внезапно и приведшего к острой сердечной недостаточности (<данные изъяты>) и внезапной смерти.

Одновременно следует отметить, что согласно приказу и.о. начальника Департамента Смоленской области по здравоохранению (далее также – Департамент) от 14.12.2015 № по факту смерти Иванушкиной А.В. с целью проведения проверки в отношении ОГБУЗ «Смоленский противотуберкулезный клинический диспансер» создавалась соответствующая комиссия (т. 1 л.д. 228-231). При этом по результатам проведенной проверки нарушений исполнения врачом-фтизиатром ОГБУЗ «СПКД» Шикуть В.М. своих обязанностей в рамках осмотра и обследования И. также не установлено, о чем составлена справка от 29.12.2015 (т. 1 л.д. 232-242), согласно которой Шикуть В.М. был собран анамнез, проведён осмотр и назначено необходимое дообследование в виде проведения «Диаскинтеста»; противопоказаний к проведению пробы «Диаскинтест» не выявлено; техника проведения пробы , дозировка, условия хранения препарата были соблюдены.

Кроме того, в ходе судебного разбирательства по настоящему делу проводилась комплексная судебно-медицинская экспертиза, производство которой поручалось экспертам СРОО «Врачебная палата». Так, исходя из выводов соответствующего экспертного заключения (т. 2 л.д. 23-49), обследование и лечение «ОРВИ» у И. проведено надлежащим образом согласно стандартам оказания медицинской помощи и Федеральным клиническим рекомендациям по оказанию медицинской помощи детям с «ОРВИ». С учётом перенесённого И. заболевания («ОРВИ») в период с 30.11.2015 по 04.12.2015 направление последней в ОГБУЗ «СКПД» было обоснованным. Противопоказаний для проведения проб с применением препарата «Диаскинтест», с учётом возраста И. (младше 7 лет), врождённого порока сердца и перенесённой в 2010 году операции на сердце, а также перенесённого заболевания ОРВИ в указанный выше период, не было. Препарат «Диаскинтест» являлся оптимальным методом уточнения диагноза И. Данный препарат зарегистрирован на территории РФ и применялся медицинскими работниками в ОГБУЗ «СКПД» правильно. Процедура проводилась квалифицированной медсестрой высшей категории с многолетним стажем работы. Реанимационные мероприятия И. бригадой ОГБУЗ «ССМП» осуществлялись надлежащим образом, в соответствии с приказом Минздрава РФ от 20.06.2013 № 388н «Об утверждении порядка оказания скорой, в том числе скорой специализированной медпомощи». Бригада прибыла своевременно. Оказание реанимационных мероприятий соответствовало Порядку оказания помощи детям по профилю «анестезиология и реаниматология», утверждённому приказом Минздрава РФ от 12.11.2013 № 909н. В качестве причины смерти И. эксперты СРОО «Врачебная палата», как и судмедэксперты ОГБУЗ «Смоленское областное бюро судебно-медицинской экспертизы», назвали сочетание двух заболеваний: <данные изъяты>. Непосредственной же причиной летального исхода выступила острая сердечная недостаточность, внезапно резвившаяся вследствие нарушения сердечного ритма на фоне оперированного врождённого порока развития сердца и послеоперационных осложнений и переносимой острой респираторной вирусной инфекции.


Вместе с тем в анализируемом экспертном заключении СРОО «Врачебная палата» также приводятся выводы о том, что в медицинской карте амбулаторного больного И. ОГБУЗ «СКПД» отсутствует добровольное информированное согласие матери пациентки на проведение «Диаскинтеста», что регламентировано Федеральным законом № 323-ФЗ. При обращении в ОГБУЗ «СКПД» 11.12.2015 в медицинской карте амбулаторного больного И. зафиксирован осмотр врачом-фтизиатром без жалоб и оценки общего состояния ребенка. Имеется описание соматического статуса, однако при этом не собран анамнез о предшествующем заболевании («ОРВИ»), не измерена температура тела, не подсчитано число дыхательных движений, число сердечных сокращений, не осмотрен зев ребёнка. В связи с отсутствием в амбулаторной карте И. записей о проведении пробы с препаратом «Диаскинтест», о состоянии ребёнка после пробы , времени и симптомах ухудшения состояния, проведении реанимационных мероприятий, констатации времени смерти И. и признаках наступления смерти, определить, какие нарушения и кем были допущены в организации оказания медицинской помощи И. в ОГБУЗ «СКПД» не представляется возможным. Иными словами, эксперты СРОО «Врачебная палата» в виду отсутствия объективных данных (соответствующих (необходимых) записей в амбулаторной карте И..) не смогли оценить качество услуги (медицинской помощи), оказанной ребёнку со стороны врача-фтизиатра ОГБУЗ «СКПД», сославшись на приведенные выше обстоятельства. В свою очередь, подобные экспертные выводы легли в основу иска Иванушкиной Е.С..

Однако суд, как отмечалось выше, не может учесть приведенные суждения требующей стороны, поскольку, несмотря на то, что эксперты СРОО «Врачебная палата» в соответствующей части своего исследования пришли к перечисленным выводам о невозможности оценки качества оказанной И. медицинской помощи, объективных данных о причинно-следственной связи между действиями (бездействием) врача-фтизиатра ОГБУЗ «СКПД», ненадлежащим образом оформившего амбулаторную карту ребёнка, и наступлением смерти И. материалы дела не содержат. Напротив, эксперты, проводившие исследование как в ходе расследования уголовного дела №, так и в ходе настоящего разбирательства, пришли к однозначному выводу о причине смерти ребёнка, не связанной с характером оказанной медицинской помощи И.. Иное истицей вопреки положениям ч. 1 ст. 56 ГПК РФ не доказано.

В свою очередь, допрошенные судом эксперты СРОО «Врачебная палата» ФИО48 пояснили, что даже при соблюдении врачом-фтизиатром всех установленных соответствующими приказами Минздрава РФ действий при обследовании И. в данном случае диагностировать подобное состояние пациентки, вызвавшее внезапную её смерть, было невозможно. Также отметили, что, несмотря на отсутствие в упомянутой амбулаторной карте объективных данных анамнеза И. по результатам проверки ОГБУЗ «СПКД» комиссией, созданной по приказу Департамента Смоленской области по здравоохранению, с учётом анализа всех установленных обстоятельств, включая пояснения соответствующего медперсонала, оказанная медицинская услуга И. признана полностью соответствовавшей существующим требованиям и стандартам. Медицинские работники не могли предвидеть неблагоприятные последствия в виде летального исхода пациентки, так как индивидуальную реакцию организма такого ребёнка на стрессовую ситуацию предусмотреть и предотвратить невозможно. Нарушение ритма сердца мог спровоцировать любой фактор (стресс, испуг, острое заболевание и т.д.). Таким образом, наступление летального исхода было не прогнозируемым. Кроме того, мать ребёнка отказывалась от осмотра и консультации кардиохирурга 26.12.2013, от обследования в кардиологическом дневном стационаре.

При этом врач-фтизиатр Шикуть В.М., давая пояснения суду, в целом, указала, что, посмотрев направление И.., собрала подробный анамнез и только после выставления предварительного диагноза «вираж туберкулиновых троп» назначила последней «Диаскинтест». Каких-либо противопоказаний у И.. к «Диаскинтесту» ее обнаружено не было.


Свидетель ФИО53 – медсестра ОГБУЗ «СПКД» также пояснила суду, что 11.12.2015 находилась в кабинете вместе с врачом-фтизиатром Шикуть В.М. при проведении приёма малолетней И. с матерью, которые пришли по направлению из поликлиники. Врач задавала вопросы матери, на которые последняя отвечала неохотно. Когда ребёнок разделся, увидели у неё шрам на грудной клетке после операции на сердце по поводу «порока сердца». Осмотр проходил как обычно, врач слушала у И. легкие, проверяла лимфоузлы. Мама сказала, что ребёнок здоров. Она (свидетель) заполняла документы, а доктор фиксировала результаты осмотра в амбулаторной карте. После чего Шикуть В.М. дала направление на «Диаскинтест» в процедурный кабинет. Через некоторое время прибежала медсестра из процедурного кабинета и сообщила, что ребёнку стало плохо, после чего она (свидетель) вызвала бригаду скорой помощи (т. 2 л.д. 144-147).

Что касается применённого (использованного) в отношении И. препарата «Диаскинтест», то таковой согласно соответствующей инструкции, утверждённой главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 06.09.2010 № (т. 2 л.д. 139), в качестве противопоказаний для постановки пробы имеет острые и хронические (в период обострения) инфекционные заболевания за исключением случаев, подозрительных на туберкулёз; соматические и др. заболевания в период обострения; распространенные кожные заболевания; аллергические состояния; эпилепсия.

В свою очередь, описанные заболевания и состояния у И. а, следовательно, и противопоказания к использованию данного препарата, в момент постановки названной пробы отсутствовали, что объективно следует из заключений перечисленных выше экспертиз и показаний экспертов СРОО «Врачебная палата».

Сам препарат «Диаскинтест», использованный для постановки пробы И. (его соответствующая серия №), по результатам проведенного контроля со стороны производителя АО «ГЕНЕРИУМ» признан нетоксичным (уголовное дело № – т. 2 л.д. 105-106, 107). Наряду с этим из заключения ГБУЗ МО «БЮРО СМЭ» от 31.12.2015 № усматривается, что в крови от трупа И. вещества, в том числе токсичные, не обнаружены (уголовное дело № – т. 2 л.д. 91-96).

При проведении Департаментом Смоленской области по здравоохранению обозначенной выше проверки также установлено, что применение препарата «Диаскинтест» регламентируется приказами Минздрава России от 29.10.2009 № 855 «О внесении изменения в приложение № 4 к приказу Минздрава России от 21.03.2003 № 109 «О совершенствовании противотуберкулезных мероприятий в РФ» и от 29.12.2014 «Об утверждении методических рекомендаций по совершенствованию диагностики и лечения туберкулеза органов дыхания» (т. 1 л.д. 232-242).

В тоже время согласно справке ОГБУЗ «СПКД» от 02.02.2016 № препарат «Диаскинтест» серии № применялся в ОГБУЗ «СПКД» с 03.11.2015 и использовался для проведения диагностики у 1089-ти пациентов диспансера, в том числе 945-ти пациентов детского отделения. Нежелательных реакций на введение препарата не наблюдалось. Жалоб со стороны врачей и пациентов не было, что подтверждается справкой ОГБУЗ «СПКД» от 02.02.2016 (уголовное дело № 45154 – т. 1 л.д. 231-232) и копией Журнала учета в ОГБУЗ «СПКД» проб « Манту » и «Диаскинтеста» (начат – 12.01.2015) (уголовное дело № – т. 1 л.д. 79-99).

Кроме того, из справки АО «ГЕНЕРИУМ» от 12.09.2016 № следует, что в рамках выборочного контроля качества лекарственного препарата «Диаскинтест» проведены испытания и получены экспертные заключения, на основании которых принято решение о соответствии качества лекарственного препарата «Диаскинтест» серии № требованиям нормативной документации. Одновременно с этим проведена проверка производственной документации и экспертиза архивных образцов вышеуказанного лекарственного препарата, в ходе которой исключена возможность нарушения технологического процесса при производстве упомянутой серии лекарственного препарата (уголовное дело № 45154 – т. 2 л.д. 38-40).

Таким образом, анализируя собранные по делу доказательства в аспекте нормативного содержания вышеуказанных положений ГК РФ и Федерального закона № 323-ФЗ, суд приходит к выводу о том, что факт ненадлежащего оказания ответчиками медицинских услуг (медицинской помощи) И. приведший к её смерти, не нашел своего подтверждения.

В этой связи суд считает исковые требования Иванушкиной Е.С., выраженные в необходимости компенсации морального вреда, причиненного смертью дочери, необоснованными, а потому не подлежащими удовлетворению по причине не доказанности обстоятельств наступления смерти ребёнка вследствие действий (бездействия) соответствующих медработников.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

р е ш и л:


Исковые требования Иванушкиной Евгении Сергеевны к ОГБУЗ «Смоленский противотуберкулёзный клинический диспансер», Департаменту Смоленской области по здравоохранению и ОГБУЗ «Станция скорой медицинской помощи» о взыскании денежной компенсации морального вреда оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Смоленский областной суд через Промышленный районный суд г. Смоленска в течение месяца со дня его принятия судом в окончательной форме.

Председательствующий А.С. Киселев

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 4 гостя